25 Февраля 2024
"Надо любить и хранить те образцы русского языка, которые унаследовали мы от первоклассных мастеров". Д.А.Фурманов
Меню сайта
   Главная
   Новости
   Об АПРЯЛЮО
   Журнал, юбилеи
   Подшивка
   Конференции
   Семинары
   Конкурсы
   Международное
    сотрудничество
   Достижения студентов
    и школьников
   Методический уголок
   Литературная страничка
   Объявления
   О сайте
Поиск на сайте


Статистика


Марина Чибирова. Музы Коста
(К 150-летию со дня рождения К. Л. Хетагурова)

 
У человечества есть немного поэтов,
которые становятся как бы нравственной совестью
народа, в чьих именах сливается и надежда на будущее,
и память о прошлом, и постоянное нравственное мерило настоящего.
Коста Хетагуров принадлежит к этой немногочисленной семье.
Его нельзя не любить и, полюбив его,
нельзя не стремиться быть лучше, нельзя не воспитывать в себе
высокое единство поэта и борца, художника и гражданина, 
совершенным образцом которого он является.
Мариэтта Шагинян




150 лет тому назад осетинский народ явил миру гений Коста Хетагурова. Его роль в истории Осетии неоценима. Коста – целая эпоха в истории нашего народа. То, что он сделал, не под силу даже нескольким поколениям на протяжении столетий. За короткий период жизни Хетагуров сотворил осетинское художественное слово, стал основоположником осетинской литературы и литературного языка, первым художником, первым драматургом, первым публицистом, прекрасным этнографом. Коста – великий гражданин Осетии, ее духовный пастырь.
Перефразируя известного исследователя творчества А. С. Пушкина Г. Макогоненко, можно сказать: Коста сопровождает нас всю жизнь. Он входит в наше сознание с самого раннего детства своим прекрасными детскими стихами «Гино, гино, гис...» и др. В юности он первым пытается пробудить в нас патриотические чувства и национальное самосознание, учит нас ценить свободу и любовь, «простить врагам своим, в ответ на их проклятья страдать за них, любя, страдая, их любить...».
К зрелости для каждого из нас открывается свой Коста, художественный мир которого – громаден, мудр и неповторим.
На протяжении полуторастолетия мы так прониклись его творчеством, что, кажется, стали верить в его «неземное» происхождение. И сегодня Коста для нас так недосягаем и обожествлён, что думается – никакие земные человеческие «слабости» ему не были присущи. Особенно цельно вырисовывается его образ в письмах и воспоминаниях современников. Как это ни печально отметить, но не будь в жизни Коста таких драматических моментов, как высылка за пределы родного края, мы были бы лишены столь ценного наследия, коим являются его письма. Ибо только из писем с высокой степенью достоверности можно восстановить хронологию его поступков, понять его мысли, чувства, стремления...
Коста оставил нам прекрасное эпистолярное наследие. За каждой строчкой этого бесценного наследия можно разглядеть человека со светлой душой, человека с огромным чувством юмора, человека общительного, общество и общение с которым приносило искреннюю радость всем, кто с ним хоть один раз имел счастье пообщаться. Человек высоких гуманистических идеалов, посвятивший жизнь служению своему народу, оказывается, был человеком ранимым и в то же время веселым, порой одиноким, но с огромной силой духа, что особенно проявилось в его уникальном умении находить во всех печалях, невзгодах, неприятностях неисчерпаемые силы и трансформировать их в великие гуманистические идеи. Согласитесь –  так могут мыслить и поступать только великие Духом люди.
Жизнь и судьба Коста сложились так, что ему выпала роль борца, будь то борьба за народное счастье или же за свое, личное. Сам поэт отмечал, что счастлив наполовину, так как «... первая и главная половина счастья – любить самому, а уже быть любимым – это значит пользоваться усугубленным счастьем любви». Первой составляющей счастья он никогда не будет обделен. В одном из своих стихотворений он восклицает:
 
Я счастлив, что люблю, – любви одной покорный, 
Под знаменем ее пойду на смертный бой,
Пойду на суд толпы холодной, дикой, вздорной
С спокойной совестью, с ликующей душой...


За осуществление второй составляющей Коста будет бороться всю жизнь.

...Еще будучи гимназистом, Коста обнаружил склонность не только к живописи, но и к поэзии. Как-то на уроке словесности он написал сочинение, которое закончил четверостишием. Преподаватель стихотворение зачеркнул, приписав в конце: «Перепишите лучше в альбом барышни, стихотворение жаль тратить на работу 4-го класса». Однако четверостишие так понравилось его товарищам, что они стали обращаться к нему с просьбами написать стихи их возлюбленным, естественно, от их имен, что Коста исправно и делал.
Одним из его первых сохранившихся поэтических опытов считается стихотворение, обращенное к некой «Вере», которая, вероятно, была первым увлечением юного поэта. За давностью лет Коста забудет об этом факте биографии, пока в 1897 году товарищ по гимназии не привезет ему из Нижегородской губернии листок из альбома одной бывшей ставропольской гимназистки; на этом листке были его рисунки и первое его стихотворение, адресованное Вере – подруге хозяйки альбома – и подписанное «Осетин Коста». Был он тогда в пятом классе, а Вера – в седьмом, и они с ней, будучи совсем незнакомы, считались страшно влюбленными друг в друга. Юная барышня ответила ему стихотворным посланием, которое также было помещено на обратной стороне альбомного листа, хотя Коста и не мог вспомнить, чье же стихотворение появилось в альбоме раньше.

                            «Вере»

Вера! Кого полюбить одного лишь могло твое сердце,
 Хочешь присвоить себе ты вполне и по праву!
Но он и так твой вполне нераздельно и свято! 
Милая, знай: мне вдали от тебя все движенье 
Шумное быстро-стремительной жизни
Кажется легкой тафтой, сквозь которую я 
Вижу твой лик непрестанно, – и светит
Мне он, приветливо верный, как вечные звезды,
Ярко горящие радужным блеском из мрака.
«Осетин Коста»


Стихотворение, написанное гекзаметром, обрамляла виньетка с наброском профиля Веры. Всякий раз, перечитывая его, Коста по-юношески волновался, до того удивительно приятны были воспоминания о счастливом минувшем...
Адресатами более зрелых любовных стихотворений Коста разных лет станут впоследствии несколько девушек: Анна Попова, Раиса Гайтова, Анна Цаликова, Гали Смирнова, Леля Хурумова и др. Многим из них он не только будет писать любовные послания, но и увековечит их образы на холсте.
Если попытаться представить некий собирательный образ увлечений Коста, то перед нами предстанет девушка молодая, даже юная, воспитанная, интеллигентная, образованная и не то чтобы красивая, но обаятельная и, что самое главное – с высокими жизненными идеалами. Ведь, по мнению Коста, «тысячи наших дам, всю жизнь прозябающих на шелковых подушках и не имеющих никакого другого призванья, как постоянное удовлетворение своих мизерных, а подчас даже пошлых страстишек при полном бездействии ума и сердца... – это «самые несчастные создания в мире, никакие богатства и никакие почести не замаскируют их духовного убожества». Практически с семьей каждой девушки Коста будут связывать тесные дружеские отношения. С детства лишенный материнской ласки, волею судьбы оказавшись вне семейного очага, он будет тянуться в семьи своих друзей, видя там взаимопонимание, тепло, заботу, ласку, – то, чего он не знал с самого своего рождения и о чем мечтал всю жизнь.
У Коста был очень возвышенный взгляд на семейную жизнь, он считал, что семейные отношения должны быть основаны на взаимном понимании, любви, единстве душ. Считая семейную жизнь второй стороной (первая – общественная и трудовая деятельность. – М. Ч.) счастья человека, он писал:

Где личной жизни нет, где гаснет вера в счастье, 
Там горе ближнего, страдания его 
Не встретят отклика, не вызовут участья, – 
Там холодно, темно, там чуждо все всего...


В ряде своих писем Коста с горечью говорит о том, что у него нет жены, детей, и это его удручает. Мечтая о женитьбе и семейной жизни, он всю свою нерастраченную любовь отдавал детям своих знакомых и друзей, и дети, как самые чуткие существа на земле, платили ему любовью и преданностью. Как-то в день именин Коста, 21 мая, старший сын его друга и учителя Василия Смирнова, восьмилетний Саша, попросит рубль у матери, чтобы купить подарок для Коста. Обойдя все лавки в городе, он все никак не мог определиться с подарком. И тогда он мысленно стал представлять его образ: всегда аккуратный, «в хорошей черкеске из осетинского сукна, в чистом чесучовом бешмете с серебряным поясом и кинжалом, хорошей каракулевой шапке...» Увидев в очередной лавке большую круглую коробку ваксы, он купил ее, решив, что «такой «горец» должен иметь хорошо почищенные сапоги...» По дороге мальчик решил прихватить с собою друга, Асламбека (Биби) Шанаева, которого Коста также очень любил. Биби, услышав об именинах Коста, тоже решил что-нибудь подарить ему. Выпросив у матери рубль на подарок, Биби вместе с Сашей помчался к базару. Всю дорогу Биби был мрачен и задумчив, ему казалось, что, купив коробку ваксы, Саша отнял у него всякую возможность приобрести что-нибудь интересное. Обойдя магазины, Биби остановил свой выбор на хорошем куске яичного мыла желтого цвета с тисненым клеймом какой-то фабрики, решив, что Коста, конечно, с удовольствием почистит сапоги ваксой, но также с удовольствием помоет руки хорошим мылом. Надо ли говорить, как был приятно удивлен Коста, когда мальчики преподнесли ему подарки. Не зная, как выразить свою радость, он принялся так искренне хохотать, что долго не мог успокоиться. Он попросил свою соседку по двору подать самовар и угостил мальчиков чаем с вареньем и сдобными булками. Когда вечером стали съезжаться гости, Коста, не без гордости и не скрывая радости, стал хвастаться перед ними своими подарками.
Находясь в далеком Херсоне, он напишет своему другу и учителю Василию Ивановичу Смирнову: «Ни о ком я так не скучаю, как о Ваших детях... Лишенный с самого раннего детства материнской ласки и радостей семьи, я до сих пор с поразительной восприимчивостью переживаю волнения и печали счастливого детского возраста».
Страдая от одиночества, Коста, из самых искренних побуждений, настойчиво советует своим холостым друзьям изменить образ жизни. В 1887 году, сообщая своему двоюродному брату Андукапару о перенесенной операции, Коста заканчивает письмо такими словами: «Будь здоров, будь счастлив, дорогой! И главное – женись... Умоляю тебя, женись...» И что бы ни происходило вокруг него на разных этапах жизни, одним из главных вопросов, который будет волновать его всегда, будет семейный вопрос. Он не раз будет пытаться определиться в личной жизни, не раз будет просить руки той или иной очаровавшей его сердце девушки, однако в жизни Коста так и не произойдет никаких перемен.
 Первое серьезное чувство проснется у него в возрасте двадцати семи лет, после возвращения из Санкт-Петербургской Академии художеств, к Анне Поповой, руки которой он будет настойчиво просить у ее родни. Не получив положительного ответа, он впоследствии станет добиваться руки учительницы Раисы Байтовой, которая проживала со своими родителями в Ардоне, а немногим позже испытает чувство обжигающей любви-страсти к Анне Цаликовой, расположения которой тщетно будет добиваться несколько лет. В конце жизни его посетит нежное юношеское чувство влюбленности к юной, обворожительной Гале Смирновой...
Но ни одна из вышеперечисленных особ так и не решится соединить свою судьбу с поэтом. И только на закате его жизни хрупкая, измученная болезнью Леля Хурумова подарит поэту надежду на счастье, став его невестой...
Всем девушкам, которым он в разное время посвящал стихи или чьи портреты писал, он посвятит стихотворение «Портретная галерея», хотя не исключено, что это стихотворение родилось от впечатлений после просмотра своего фотоальбома.

Портретная галерея

Вот эта – Вера еще гимназисткой,
Рядом Косер, она же Наталия,
Люба-курсистка и Ольга курсисткой,
Аня и Анечка, – дивная талия!

Эта –  Настасья, идейная девушка 
С выдержкой немки, но с теплою ласкою,
Лелька-француженка – славная деточка,
 Рядом Елена с еврейской закваскою...

Вот гимназисткой бесенок Анюта,
Пышная Леля, Елена кудрявая, – 
Редкая масть! А вот та из приюта – 
Сашка шальная, вот Груня лукавая.

Дальше Глафира – совсем миниатюра!
Рядом Раиса, – звалась осетинкою;
Рядом с ней Любка – беспутная шкура,
Те же – Раиса и Груня с сурдинкою.


Та же все Любка, а это вот Вика,
Рядом с ней Надя – мечта артиллерии,
Та ж и Анютка, уже не без шика,
Это портреты все первой лишь серии.


Надо отметить, что большую часть своей любовной лирики он посвятил двум Аннам: Цаликовой и Поповой, что говорит о силе его чувства к этим девушкам. Не сохранилось стихотворений, посвященных Р. Гайтовой и Л. Хурумовой, что позволяет сделать вывод о том, что предложения руки он делал им, руководствуясь больше разумом, а не сердцем. Ведь, как признавался Коста, стихи он писал только в такое время, когда потребность высказаться всецело охватывала все его существо.
К сожалению, в жизни Коста так и не произойдет никаких перемен. Постоянные преследования, ссылки, а также шаткое материальное положение не дали ему осуществить свои мечты.
Как видно из поэтического и живописного наследия Коста, женщин, вдохновлявших его на творчество, настраивавших на высокий лад, в жизни поэта было достаточно много, как, впрочем, у всякой творческой личности. В представленном издании рассказано о женщинах, руки которых он когда-либо добивался и которые оставили в душе и жизни поэта наиболее яркий и глубокий след.
Рубрика: "Русское слово в Южной Осетии", №2(16), 2019 год | Просмотров: 547 | Добавил: Редактор | Дата: 25 Февраля 2024 года.
Друзья сайта
Президент РЮО
Правительство РЮО
Парламент РЮО
МИД РЮО
Посольство РФ в РЮО
Представительство Россотрудничества в РЮО
Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы
Координационный совет общественных организаций российских соотечественников
в Южной Осетии

Газет "Хурзæрин"
Газета "Южная Осетия"
"Sputnik - Южная Осетия"
ИА "Рес"
МИА "Южная Осетия сегодня"


Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей